Власти Бурятии все чаще отправляют людей в бан

Редакция «Тунка24» не во всем разделяет мнение автора статьи. Но из песни, как говорится, слова не выкинешь.

Чем опасна тенденция игнорирования, проповедуемая мэром Улан-Удэ

Рост недовольства граждан — это то, за что региональные и местные власти могут получить реальную нахлобучку от Кремля.

Власти Бурятии все чаще отправляют людей в бан

фото: Зорикто Дагбаев

В Бурятии «стабильность» территории в глазах федералов пытаются обеспечить игнорированием гласа вопиющих. Власти отправляют в бан тех, кто портит им показатели спокойствия, настроение и задает неудобные вопросы. Нет человека, нет проблемы.

фото: pixabay.com

Если 80-100 лет назад эту фразу понимали буквально и исполняли физически, то в век высоких технологий недовольных пытаются поместить в информационный вакуум. Их игнорируют, на их вопросы и письма отвечают отписками. В число забаненных властью попадают как отдельные личности, так и многочисленные группы людей.

На нет и суда нет

Наглядный пример — недавняя выходка мэра столичного города Александра Голкова. Если коротко, на просьбу журналиста «Ариг Уса» Кристины Сосниной ответить на вопрос из рубрики «Дежурный по городу» мэр Улан-Удэ, находившийся на мероприятии по случаю открытия отремонтированного зала гуманитарного лицея, показал вместо «открытости» спину и пустился в бегство. И эта его капитулировавшая спина еще в течение нескольких секунд эфира маячила в телевизорах столицы Бурятии.

Пока спина «бежала», ею было произнесено много неуместных и ненужных слов и предложений, таких как «Нет, мы сейчас с вами находимся здесь по другому поводу», «Тэффи» (вот когда получите «Тэффи», приходите, поговорим), «бессовестный человек» (в адрес журналиста), «полиция» (чтобы силой удалить представителя прессы с мероприятия?).

Кстати, о социальных сетях. Известно, что мэр Улан-Удэ забанил в них немало народу. В персоны нон грата в собственных аккаунтах градоначальник определяет журналистов, блогеров и других неприятных для него особ. Похоже, процесс стал столь занимательным, что теперь мэр практикует его не только в виртуальном пространстве. Вместе с Кристиной Сосниной Александр Голков отправил в бан коллектив медиахолдинга «Ариг Ус», где она трудится, и многотысячную аудиторию его зрителей и читателей.

На зависть мэру

Главы сельских районов Бурятии, как их столичный коллега, тоже нередко игнорируют неугодных людей. Их жалобы часто остаются без должного внимания. Из-за удаленности журналисты региональных СМИ наведываются к ним нечасто. О непристойных делах сельских глав общественность республики обычно узнает, когда против них уже возбуждены уголовные дела, как это случилось с главой Баргузинского района.

фото: facebook.com
Алексей Балуев.

Алексей Балуев был, со слов его пиарщиков, храбрым, честным и спасал оленей из ледяного плена. Оказывается, что между этими подвигами он еще и строил мост, о чем написали даже федеральные СМИ. Правда, ославили его не как героя-мостостроителя, а как расхитителя народных денег, мол, «российский чиновник ввел ЧС, чтобы выпросить и распилить бюджетные средства из резервного фонда».

Теперь уже придется и региональным властям поднять веки. До сих пор они упорно закрывали глаза на противостояние Баргузинского райсовета и горе-главы Алексея Балуева, на жалобы жителей Баргузина, что леса в районе хищнически вырубаются, а все хозяйственные дела — крайне запущены. Было бы республиканское руководство порасторопнее, глядишь и не пришлось бы Бурятии позориться с Алексеем Балуевым.

Неплохо было бы Алексею Цыденову встрепенуться и по поводу другого «героя» — главы Тункинского района Ивана Альхеева, еще одного неравнодушного к мостостроению деятеля, и, видимо, спонсора бурятских телеграм-каналов, которые пишут, что «уголовное дело на Балуева, скорее всего, «спецоперация» силовиков по устранению от должности неугодного руководителя района. Точно такая же, как в Тунке. Альхеев выдержал колоссальный прессинг и вышел из конфликта победителем».

Шило на мыло

Иван Альхеев взлетел в кресло главы района в том числе и как обличитель хищений при строительстве Далахайского моста через реку Иркут в Тункинском районе. Сегодня многие из тех, кто встал тогда под его знамена и поддержал на выборах, считают, что поменяли шило на мыло. Иначе, чем можно объяснить ситуацию с двумя другими мостами в районе, ремонт которых начался при Иване Альхееве. Баргузинцы от Алексея Балуева какой-никакой мост все-таки увидели. А вот тункинцы третий год созерцают два недоделанных объекта через реку Сухая на 13 км и реку Ишунта на 15 км автомобильной дороги «Туран — Нилова Пустынь — Хойто-Гол».

фото: Зорикто Дагбаев
Иван Альхеев.
Контракт на капитальный ремонт этих мостов администрацией Ивана Альхеева с ООО «Баргузинстройсервис» был подписан в 2016 году. Сроком окончания ремонтных работ указывался декабрь 2017 года. При этом акты их приемки заместителем Ивана Альхеева Николаем Дашеевым благополучно заверены. Деньги на счета строительной организации в размере почти 4,5 миллиона рублей переведены.

Эту информацию «МК» в Бурятии» опубликовал в преддверии прошлогодних выборов в Народный Хурал. Обнародование фактов никак не повлияло на карьеру нынешних руководителей Тункинского района. Напротив, их дела идут в гору. Николай Дашеев в «Команде Бурятии» в сентябре прошлого года благополучно избрался депутатом республиканского парламента. Руководство республики встало на сторону Ивана Альхеева против райсовета во главе с Аламжи Сыреновым. Теперь сторонники последнего, а это почти половина жителей, в родном районе — персоны нон грата. Их либо преследуют и увольняют, либо игнорируют. Сегодня ряды отправленных Иваном Альхеевым в бан растут уже за счет бывших его сторонников, которые после выборов стали задавать главе неудобные вопросы.

В районе все спокойно?

Непонятно тункинцам, почему курортные лечебницы обещали вернуть в муниципальную собственность, а в итоге лицензии на добычу воды переоформили на ООО, руководит которым землячка главы Тунки и подруга его жены Баирма Сагалуева.

Многострадальным Кыренским детским садом руководит Аюна Имескенова. За последние несколько лет она шестой директор учреждения. Кто-то ушел сам, а кого-то, как Татьяну Беляеву, уволили за поддержку Аламжи Сыренова, хотя коллектив пытался отстоять заведующую перед тункинской администрацией.

В июле 2018 года на Аюну Имескенову завели уголовное дело за превышение должностных полномочий. Воспитатели этого детского сада вынужденно отдавали часть своей зарплаты на его развитие. Всего было собрано 270 тысяч рублей. Фигурантами дела стали начальник управления образования Елена Трифоноваи ее заместитель Марина Комиссарова. Но Трифонова теперь возглавит отдел лицензирования в минобразе. А госпожа Комиссарова стала начальником РУО. Обе женщины — активные участницы избирательных кампаний на стороне Ивана Альхеева и его соратников. Подобные заслуги сегодня гораздо важнее для карьеры, чем профессиональные достижения, и это наблюдается не только на ниве образования.

фото: Зорикто Дагбаев
Алексей Цыденов с журналистами.

Жителей Тункинской долины накануне визита 23 января главы республики Алексея Цыденова в их район интересует, услышит ли он их голоса. Или предпочтет проигнорировать, дабы убедить всех и вся, что политический кризис в Тункинском районе счастливо миновал. Но шила в мешке не утаишь, и тогда неожиданности в виде проштрафившегося Балуева станут детским лепетом по сравнению с кипящим котлом, в котором не оставили отверстия для выхода пара. Именно такой — кипящей — видится Бурятия, недовольных граждан которых власти пачками и поодиночке отправляют в бан.

Поможем сайту!

0

Власти Бурятии все чаще отправляют людей в бан: 3 комментария

  • 23.01.2019 в 10:06
    Permalink

    А ничего что Трифонова во время выборов в феврале 2016 года работала в У-У. Таких неточностей много у писавшего эту статью. Были бы реальные факты по уголовным делам давно бы посадили Альхеева. Насколько половина населения оппозиционеров, показал опрос в сентябре прошлого года. Конечно о колотуне в Кыренской школе, в четвёртом детсаду, в больнице и в благоустроенных квартирах надо доложить Цыденову. А как в других селах с теплом он сам узнает. Глава республики с утра в них заезжает по пути в Кырен.

    Вот почему мы и написали, что не со всем согласны.

    0
    Ответ
  • 23.01.2019 в 11:49
    Permalink

    Причём тут где она работала? Она ярая сторонница иа. Это понятно. А то, что они с комиссаровой и имискеновой от своей вопиющей жадности, непрекрытой наглости обокрали воспитателей детского сада и получили повышение? Это что мир наоборот? Это хорошо сейчас да? Так может всем по их примеру, глядишь и повышения и награды начнут люди получать, вот только мораль упала ниже плинтуса

    0
    Ответ
  • 23.01.2019 в 13:16
    Permalink

    В Тунке как всегда, всё хорошо. Поется одна и та же песня, на той же ноте, поётся так, для души, для констатации факта что всё в этой жизни стабильно и хорошо. Это простая народная песня льющаяся из души.
    Было бы плохо, то тут же бы нашли куда обратиться и изменить ситуацию в лучшую сторону. Но никто, ни в какие прокуратуры и другие органы не обращается, поскольку всё хорошо и ничто не меняется в этой жизни. В лучшем случае к шаманам обращаются не поймёшь зачем. Ведь всё равно и после шаманов ничего не меняется. Не было бы Сагалуевой и Комиссаровой, Сыренова, были бы другие фамилии, а песня пелась та же самая, с небольшими вариациями. Такова сила традиций и специфики жанра.
    Но почему Марк Гольдштейн и никакой другой? Какая то не тункинская фамилия, мало гармонирующая с темой и ритмами исполняемой песни. И так всегда, какие то чуждые Гольдштейны недовольны то тем, то сем, смущают тункинские души. Ух уж эти Голдштейны, что-нибудь да затевают. То революцию 1917г, то перестройку, а потом боком боком и все за границей. А тункинцы, и не только тункинцы, остаются с разбитым корытом, поют и поют свою нескончаемую песню про жизнь, в которой зимой холодно, а летом жарко, и как только траву скосишь, дожди зарядят.

    0
    Ответ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

wp-puzzle.com logo