Ирина Булгутова. Память о Вечном Синем небе. Поэзия тункинских бурят.

Однажды на выставке работ бурятских скульпторов я увидела произведение «Буха-ноён» Б. Дашицыренова, выполнена она была из листов железа, местами металл уже был изъеден ржавчиной, но несмотря на это работа скульптора удивила и обрадовала меня.  Догадка художника показалась мне гениальной: передо мной был космический корабль, продукт инженерно-технической мысли, кто знает, а вдруг культ Буха-ноёна и правда имеет космические истоки или, может быть, это просто фантазия художника?

Как бы то ни было в поэзии бурятских поэтов, тункинских в том числе, можно увидеть подлинный культ небесных первопредков – Буха-ноёна-баабай и Лебедицы – праматери бурятских родов. Их небесное (космическое) происхождение по-разному трактовано и воплощено в живописи и скульптуре.

Так, на картине баргузинского художника Солбона Ринчинова прародительница показана в образе женщины, улетающей на небеса.

В литературных же произведениях тункинских поэтов культ предков воплотился в воспевании ландшафтных памятников. Эти произведения не просто воплощение сакральных мифов бурят, они свидетельства живого, существующего в народном сознании культа. Это чаще всего стихотворения, которые сохраняют логику шаманских призываний в самой форме обращения к природным объектам, а через них и к духам. Так в стихотворении Ардана  Ангархаева «Эсэгэ орон, эхэ нютаг» (Отечество и родина) звучит прямое обращение к силам природы, к предкам, как мифологическим, так и историческим:

Yлгэн дэлхэй – эхэмнай,

Yндэр тэнгэри – эсэгэмнай…

Эхэ Юурэн иибии,

Эсэгэ Малаан тэнгэримнай!

Буха ноён баабаймнай,

Будан хатан ибиимнай,

Эзэн Богдо Чингис – Эртэ ехэ түүхэмнай…»

Просторная земля – мать наша,

 Высокое небо – отец,

 Мать Юурэн,

Отец небесный Эсэгэ Малаан!

Предок Буха ноён,

праматерь Будан хатан

 Почтенный Чингис

           Ранняя наша история…

 

Далее в одном ряду перечисляются как природные объекты, так и люди, творения культуры, исторические события, и утверждается мысль о неразрывном единстве всего сущего.

Вся природа одухотворена и помнит древние предания и мифы. Поэт Жорж Юбухаев родом из Тор, где находится культовый природный объект Буха-ноён. В своем стихотворении «Мундарганууд» (Вершины) он, изображая Саяны как памятник Гэсэру, говорит о вечной сути культов:

Сагаан Заяатан мүндэлөө:

Сэрэгтэй Хаан – Шаргай ноён,

Сабидар Буха ноён баабай,

Улаан заяата Улаани хада.

Мүнхын тахилгатай хүшөөнүүд –

Мүргэл, тарни, шүлэгүүд.

Воплотились Светлого Завета носители:

 Хан с войсками – Шаргай Ноён,

Светлый Буха-ноён баабай,

Красного завета Красная гора.

 Вечного культа памятники –

 Вера, молитва, стихи

 

В другом стихотворении Жоржа Юбухаева даже тучи поклоняются Буха-ноёну:

Агуу Буха ноёндо зальбараад,

Арюухан жаргалаа олоо юм гү?

(Помолившись великому Буха ноёну,

 Обрели ли они свое счастье?)

 

Историк-монголовед Н. Л. Жуковская, отмечая сохранность культа Буха-ноёна, отмечает: «Буха-ноён у бурят Тункинского района – «хан-буумал», то есть божество небесного происхождения, в прошлом почитавшийся как бык – тотемный предок какой-то группы тункинских бурят. Одна из его весьма существенных функций в прошлом, сохранившаяся и позднее, когда Буха-ноён под именем Иринчин-хана стал почитаться как ламаистское божество, — это регулирование атмосферных явлений в тех районах, где его почитают». Жители долины не раз наблюдали и отмечают связь этих мест с изменениями погоды, в связи с чем существуют свои запреты.

Связь образа Буха-ноёна с атмосферными явлениями прослеживается и в стихотворении Б. Дугарова «Виденье в грозу», в котором лирический герой, наблюдая грозу на Байкале, представляет энергию разбушевавшейся стихии в образе быка:

Или, может, мифический пороз священный –

прародитель байкальских бурят –

ожил вдруг

и раскатистым ревом мгновенно

даль заполнил, как вечность назад.

И пошёл напролом по воде одичалой –

всё стремительней, переходя

на громовый галоп, содрогающий скалы

лавой волн и лавиной дождя.

И всё мнится: неся на хребте непогоду,

бык на сушу рванет и тогда –

разнесёт эти кемпинги вдребезги с ходу,

намотав на рога провода…

Мифологический образ первопредка в сознании бурятских поэтов оказывается неразрывно связанным с природным миром, растворённым в нём, и это вполне закономерно. Одухотворение ландшафта родины имеет и практический смысл, ведь «традиционная культура монгольских народов, будучи глубоко экологичной, выработала единственно возможный вариант существования в далеких от оптимизма условиях окружающей среды, вписывая этносы в ландшафты без ущерба для последних, что оказалось возможным лишь при условии одухотворения природы» (Ю. И. Дробышев)

В поэме Л. Тапхаева «Угай бэшэг» (Родословная) рассматривается родословная тункинских бурят, интересен прежде всего сам авторский подход к теме. Поэма содержит как научное осмысление исторических фактов, различных гипотез этногенеза, так и воссоздание образов прошлого.

При попытке систематизации огромного и разнородного материала научных исследований объединяющим их стержнем становятся культовые образы, так в финале поэмы звучит обобщение:

Буха-ноён баабайтай

Будан-хатан иибиитэй

Булагадай зургаан отог,

Эреэн гутаар эсэгэтэй

Эрьеын габа эхэтэй

Эхирэдэй найман яhан

Хун шубуун гарабалтай,

Хуhан модон сэргэтэй,

Хориин арбан нэгэн эсэгэ

— гурбан тулга шэнги

Гур-Буряадай хүбүүд тухай…

 

Происходящие от Буха-ноён баабай,

 от Будан-хатан иибии

 Шесть объединений булагатов,

 Происходящие от пестрого налима,

вышедшие из приречной норы

 восемь эхиритских родов,

 Происходящие от праматери Лебедицы,

 имеющие березовую коновязь

 одиннадцать хоринских родов

 — Как три опоры

 сыновья бурятского народа

 

В отличие от образа Буха-ноёна баабай, имеющего чёткую пространственную локализацию в Прибайкалье и у подножия Восточных Саян, образ праматери Лебедицы является объединяющим различные бурятские роды и племена: хори, хонгоодоров, шошоолоков, баргутов и т. д. Обряды, связанные с культом Лебедицы, описаны в разных произведениях, так в поэме Л. Тапхаева описывается почитание праматери у племени шошоолоков:

Хори угтай байhандаа гү,

хожом түүрэгтэй hууhандаа гү, —

шошоолог ехэ угсатамнай

Сагаан шубуундаа мүргэлтэйл.

Хун шубуудай намартаа

Хушууран урагшаа ниидэхэдэ,

Yбгэ эсэгэнэртээ мэтэ сагаагаа

Yргэжэ үдэшэдэг заншалтайл.

Хурмаста тэнгэриhээ hургаалтай,

Тэбхэр дээрээ буудалтай»

Ерэн юhэн дархад,

Ехэ шошоолог

 

То ли от хори происходя,

 то ли от позднего пребывания у тюркских племен,

 великое племя шошоолоков

 почитает Белую птицу.

 Когда осенью лебеди

 клином улетают на юг,

 По заветам предков, брызгая молоком,

 провожают их. Таков обычай.

 Небесным Хурмастой наученные,

 на горе Тэбхэр имеющие место

 девяносто девять кузнецов,

 великие шошоолоки

В данном примере упоминание кузнечного культа также указывает по шаманским верованиям на небесное происхождение племени.

Сколько тайн хранит тункинская земля, сколько мифов и преданий находит свое воплощение в художественном слове поэтов и писателей.  Может, и правда, наши небесные первопредки имели космическое  происхождение?

Ирина Булгутова

 

Ирина Булгутова. Память о Вечном Синем небе. Поэзия тункинских бурят.: 10 комментариев

  • 06.07.2017 в 15:40
    Permalink

    Может быть на бурятском стихи звучат мелодично, но в переводе ничего хорошего.
    Зато какой простор для интерпретаций на кофейной гуще.
    Редакция обратилась к специалисту, вскоре после окончания работы по переводу сборника Б. Сыренова и эти стихи переложат на русский литературный, здесь к сожалению даны подстрочные переводы. Пока же часть комментария удалена как некорректная.

    Ответ
    • 07.07.2017 в 15:50
      Permalink

      Насчет переводов, это подстрочники, я не заморачивалась насчет художественного перевода. Перевод — это долгая и кропотливая работа. Если кто-то не знает бурятского языка, что ж, сочувствую, «молча жму руку.» Насчет интерпретаций и прочтения, пожалуйста, есть рецептивная эстетика и литературная герменевтика, когда изучите, скажите, поговорим, обсудим.

      Ответ
  • 06.07.2017 в 18:52
    Permalink

    Мне очень жаль что кто то оскорбился. Ничего обидного и предвзятого в моих словах не было.
    Вообще то я адресовал своё мнение Ирине Булгутовой, которую я уважаю как специалиста, к её кругозору по анализу текстов. Ну никак не к Незнайке, способного издать только вопль и навешать ярлык.
    Админ, я удивлен Вашей реакцией на крик профана в древних верованиях. Мифы как не перекладывай, они высокохудожественными не станут. Мифы служат другим целям. В них иная смысловая нагрузка, другие принципы кодировки информации.
    Понизить планку восприятия мира как сделали Вы, не каждому под силу такая ответственность.

    Ответ
    • 07.07.2017 в 16:29
      Permalink

      Обидного в опубликованных здесь словах я не вижу, подстрочные переводы здесь не рассчитаны на эстетическое восприятие. Хочу обратить внимание на то, что я не перекладываю мифы, их перекладывают в фольклоре и литературе. Здесь написано о культе небесных первопредков в поэзии Тунки, на мой взгляд, всё тут ясно и прозрачно: 1) культовое отношение прослеживается в самой форме призываний-обращений, 2) небесное происхождение праматери нашей Лебедицы очевидно даже непосвященным. Если кого-то не убеждают слова Н. Жуковской о небесном происхождении Буха-ноён-баабай, что ж! Для начала можно открыть бурятско-русский словарь (у меня словарь Черемисова) и прочитать словарную статью слова «буумал» — 1) ниспускающийся, ниспадающий 2) зап. 1) молния; буумал бугаа ал., унг., молния ударила 2) астр. метеорит, аэролит; буумал шулуун — метериот. Нужно, наверное, для кого-то еще проговорить, что метеорит — это космический объект?

      Ответ
  • 07.07.2017 в 04:52
    Permalink

    Прав Александр в том, что мифы служат не только художественными образцами (в них найдем уникальные изобразительные средства), но в них ещё «кодировка информаций», которые необходимо было передать последующим поколениям.
    Подстрочные переводы, которые видим в статье И. Булгутовой, конечно же, не из лучших. Бывают прекрасные подстрочные переводы. Жаль, что автор использовала именно эти переводы (или сам автор переводил очень неудачно). Но в целом статья познавательная, особенно для тех, кто мало об этом знает.

    Ответ
    • 07.07.2017 в 16:04
      Permalink

      Я вижу, как медленно, но верно в умах созревает мысль о необходимости качественных переводов. Думаю, что если достойно оплачивать работу, найдутся люди, которые могли бы заняться ими. Это отдельная тема. В этой же статье я сознательно не предпринимала попыток художественного перевода, ну не переводить же аллитерационный стих рифмованным, тут разные системы стихосложения, это, во-первых, и вообще есть вещи, которые нельзя выразить на другом языке.

      Ответ
      • 07.07.2017 в 16:13
        Permalink

        О чем и речь. Я сейчас вплотную занимаюсь литературным переложением стихов Бориса Сыренова… очень, очень сложно. Перевести с бурятского на русский с по возможностью точным сохранением смыслов и ритма — это трудно. Но работа идет.

        Ответ
      • 08.07.2017 в 17:29
        Permalink

        Не в деньгах дело, а в таланте.
        Каменный век закончился не потому что камни закончились. Когда-нибудь родоплеменное в Тунке уйдёт в прошлое и откроются новые горизонты осознания бытия.

        Ответ
  • 07.07.2017 в 09:35
    Permalink

    Александр, обжегшись на молоке, дуют на воду. Затеять разборки «по национальному признаку» легко, остановить практически невозможно. Ваш комментарий, повторимся, не нарушает правил комментирования на сайте, но во избежание лишних проблем с людьми неадекватными, которые могут эту абсолютно, с точки зрения логики нейтральную тему раздуть до состояния скандала, да еще и в период примирения власти и оппозиции, мы временно (подчеркиваем — временно) Ваш комментарий убрали. И не только Ваш, много их отправлено пока в архив сайта.
    12 сентября 2017 года мы откроем эти комментарии в отдельной статье и подробно обсудим «национальный вопрос».
    Как Вы заметили, свои обещания «Тунка24» выполняет.

    Ответ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

wp-puzzle.com logo