Кавалер Ордена Красной Звезды

71 год назад отгремели залпы Великой Отечественной войны. А память о 27 млн. погибших солдатах жива. Словно часовые Победы, ее хранят обелиски, памятники, монументы, мемориальные комплексы. Большие и маленькие, скромные и броские, из бетона, мрамора, гранита…Они стоят по всей стране: в маленьких деревушках и в огромных мегаполисах. На них высечены имена погибших. За каждой фамилией стоит судьба человека. Каждый из них совершил подвиг: подвиг во имя жизни на Земле.

При въезде в с. Шулуты, на самом видном месте, установлен памятник «Воинам – освободителям».  Он построен по проекту архитектора Александра Ивановича Лыжина в 1989 г.(помощник – Виктор Иннокентьевич Пилипенко). Строительство памятника было инициировано председателем колхоза им. Ленина Л.Г.Данзановым, председателем Торского сельсовета Л.Д.Шобоевым. Официальное открытие памятника состоялось 21.10. 1989 г. В празднике приняли участие Н.Б.Манзаев – председатель районного совета народных депутатов, Ф.Х.Манжуев – военком Тункинского военного комиссариата, ветераны войны, участники тыла, родственники тех, кто ковал Великую Победу. 13 жителям села были вручены медали «50 лет Советской Армии».

Из Тункинского района на защиту своей Родины ушли 6030 солдат, 140 из них были уроженцами села Шулуты. 58  бойцов навечно остались на полях сражений: Бодя Халудоров похоронен в деревне Бор Ленинградской области, Гарма Халудоров спит вечным сном в с. Ермачки Витебской области, Лопсон Танхаев – в с. Лютеж Киевской области…Судьба 21 воина до сих пор неизвестна: они пропали без вести. Среди них два сына Сыбыка Жамняновича Шахмалова:  Еши-Доржа (1915 г.р.), Дамба (1920 г.р.). Они ушли на войну совсем молодыми, не успев завести семью. О чем они думали в последние минуты жизни? При каких обстоятельствах погибли они? Спят два брата непробудным сном, как и братья Ширип (1904 г. р), Дамби (1898 г. р). Халудоровы , братья Гарма- Жап (1916 г.р), Цырен – Жап (1919 г.р) Атерхановы и др. «Никто не знает их фамилий, о них ни песен нет, ни книг. Жить начинавшие едва, они легли на поле брани»…

Мои земляки сражались в самом пекле войны: Базар – Сада Балбанов погиб под д. Тырвало (Эстония), Жалсын Халудоров погиб, защищая г. Великие Луки (Псковская обл.), Бадма Малханов сложил голову при защите д. Любино поле Ленинградской обл, Жадамба Халудоров похоронен в д. Моросовка Донецкой обл, Лопсон – Доржа Халудоров  — участник Курской битвы: последним боем для него стало сражение под деревней Кураковка Курской обл. Они очень хотели жить, но не суждено им было вернуться назад.

На памятнике «Воинам – освободителям» высечены имена всех погибших во время Великой Отечественной войны. К нему приходят их родственники, правнуки, праправнуки и застывают в скорбном молчании: «они никогда, поверьте, не устанут, за подвиг ратный их благодарить»…

«Сколько лет уж прошло с той поры, как горела земля под ногами. Многих нет ветеранов войны. Но мы помним о них: они с нами». Жив в сердцах своих земляков, родных Сыретор Гылыкович Халудоров – рядовой Красной Армии, награжденный Орденом Красной Звезды. Этот Орден засиял на груди солдата 10.3. 1943 г. Награждение обязывало бойца «служить для всех бойцов примером храбрости, самоотверженности, мужества, образцово нести военную службу». О полученной высокой награде он сообщил родным в одном из писем. 12 – летняя сестренка Санжай была горда за брата. Она начала трудиться в колхозе, не щадя сил, наравне с взрослыми. Ее приняли водовозом тракторной бригады. Много раз малышка смахивала пот с лица,  наполняя огромную бочку водой. Как удавалось ей добраться до поля, не расплескав воды? Не было случая, чтобы маленькая труженица оставила без воды трактористов. Невелика «должность», но и она начала зарабатывать свои трудодни: об этом Санжай написала с нескрываемой радостью брату.

Сыретор Халудоров был призван в ряды Красной Армии в сентябре 1940 г. Эшелон с новобранцами был переброшен на Дальний Восток: службу начал ездовым 2 конного артиллерийского дивизиона. Торжественную клятву на верность Родине он произнес 6.10. 1940 г. Ему удалось закончить 3 класса до призыва в Армию, поэтому изучение военного дела давалось ему легко. Через некоторое время службу продолжил в танковой бригаде ( к 1.12.40 г. в РККА было 45 танковых бригад).

«Июнь. Россия. Воскресенье. Рассвет в объятьях тишины. Осталось хрупкое мгновенье до первых выстрелов войны». « Против нас полки сосредоточив, враг напал на мирную страну» – началась самая продолжительная, самая кровопролитная война XX в. «Сраженья и ночью, и днем за каждую русскую хату. Приказ был: на Запад! Под шквальным огнем все было под силу солдату». Дальневосточная танковая бригада, в составе которой служил рядовой Халудоров, была переброшена на запад. Первое боевое крещение он принял 10.8.41 г. В составе этой бригады солдат провоевал до марта 1943 г, неоднократно проявляя мужество, отвагу. Не описать словами, как обрадовался Сыретор, получив Орден Красной Звезды. Окрыленный первой полученной наградой, он также смело сражается в составе 311 стрелковой дивизии на Волховском фронте. Как далеко забросила фронтовая судьба солдата! Не раз, попадая под непрерывную бомбежку, доставлял необходимый груз  до мест назначения молодой шофер. Много раз смерть смотрела ему в глаза. «Война, как ком, катилась по дорогам, неся разруху, голод, смерть и боль». Он очнулся в госпитале: болело все тело, гудела голова. Временами терял сознание, все время бредил. Крепким оказался солдат: выжил «всем смертям назло». 24.7.44 г. был уволен в запас по ранению: вернулся домой спустя 4 года. Многое изменилось в родном селе за эти 4 года. Не воротились с полей сражений многие его сверстники. А кто – то после тяжелого ранения вернулся инвалидом. Жизнь продолжалась. Поправив здоровье, начал работать в родном колхозе. Обзавелся семьей: его избранницей стала Дынсеман Борхонова. Пышноволосая красавица приглянулась удалому солдату. Ей тоже пришлось хлебнуть горя в тяжкое военное время. Молоденькую Дынсеман в 1943 г. отправили в Новосибирскую область. Ей предстояло ухаживать за отправляемыми на фронт лошадьми. Они были собраны со всего района и погружены в товарный поезд на станции Слюдянка. Их нужно было кормить, поить, содержать в чистоте. Трудно пришлось сопровождающим. Во время коротких остановок поезда нужно было во что бы то ни стало найти воды, чтобы напоить лошадей. Это была нелегкая задача. (за один раз лошадь могла выпить до 30 литров воды). После погрузки лошадей сопровождающие получили строгое указание: не оставлять ни в коем случае лошадей без воды. Их нужно было доставить упитанными, ухоженными, здоровыми. Она вернулась домой спустя 4 месяца: осунувшаяся, уставшая. Роняя то и дело слезы, рассказывала о трудностях, через которые ей пришлось пройти за время поездки: постоянное недосыпание, нехватка еды, уход за лошадьми, переживания за них. За падеж лошадей могли сурово покарать: законы войны были неумолимыми. В лошадях нуждался «весь фронт, что от моря до моря»: в скромных тружениках ощущали потребность лазареты, медсанбаты, партизанские отряды…Именно лошади доставляли на позиции полевые кухни, обозы с продовольствием. Упряжки в 6 лошадей всю войну тянули орудия, когда менялись огневые позиции батареи. Кони могли легко пройти по бездорожью, по разбитым, ухабистым дорогам. Не обходились без четвероногих помощников связные, командиры батальонов, полков. (в стрелковом полку по штату полагалось иметь до 350 лошадей). Ежедневно гибло много лошадей во время обстрелов, взрывов, атак с воздуха. Они умирали также от переутомления, болезней. Поэтому время от времени тыл поставлял армии новых и новых лошадей. Неоценимую помощь СССР оказала и Монголия: за 4 года войны она поставила 485 тыс. «монголок». Неприхотливые монгольские лошади вынесли все тяготы войны, некоторые дошли даже до Берлина.

Дынсеман Доржеевна рассказывала, что много раз товарный поезд простаивал в «тупике». В первую очередь пропускали эшелоны с солдатами, с орудием. На некоторых станциях прицепляли новые вагоны с лошадьми. Немало бессонных ночей провела она в пути, пока не доехала до места выгрузки лошадей. Не менее трудной оказалась и дорога домой. Непрестанно ощущался недостаток еды. А в глазах – тысячелетняя усталость. Мысль, что доставили лошадей живыми, не потеряв ни одной головы, радовала. Облегченно вздохнула, когда доехала до Слюдянки. А оттуда – рукой подать до родного села. Может быть, и тункинские лошади дошли  до

Германии. Кто знает… Добравшись до дома, уснула сном младенца. Временами друзья просили рассказать о той поездке. Она умолкала: « трудно это было вспоминать»…

Какой вкусный ржаной хлеб пекла Дынсеман Доржеевна, когда работала в колхозной пекарне! Аромат душистого хлеба витал вокруг. Работники склада спешили в столовую: где еще отведаешь такой лакомый хлеб? Она, играючи, могла поднять 50 – килограммовый мешок с мукой, с зерном: не нуждалась ни в каких помощниках. Позже местом ее работы стала Шулутовская начальная школа: в классах, в коридоре всегда царили чистота, уют, тепло.

Сыретор Гылыкович не любил рассказывать про войну. А зато с какой любовью он мог вести рассказы про лес! Про его обитателей, породы деревьев, кустарников, про места произрастания дикоросов, грибов. Он стал одним из лучших лесников Зун – Муринского лесничества, настоящим заступником леса. Все чаще стала его тревожить рана: «ведь войной оставленные раны беспокоят всех вдвойне». Осталась Дынсеман Доржеевна с внуками, они стали для нее отрадой.  Временами она им рассказывала о дедушке Сыреторе, чей портрет висел в центре зала.

В День Победы они принимают участие в международной общественной акции «Бессмертный полк» и с гордостью несут транспарант с фотопортретом своего дедушки Сыретора Гылыковича Халудорова.

Его внуки, правнуки с « Бессмертным полком» шагают в будущее, опираясь на великое прошлое.

 

Г.Г.Шахмалова

Торы, февраль 2017

К сожалению, ни у автора статьи, ни у редакции не нашлось фотографии героя. Может быть, родные откликнутся?

Поможем сайту!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

wp-puzzle.com logo