Кто будет следующим главой Бурятии? Наиболее вероятный претендент – Алдар Дамдинов

19 сентября республика проснулась в новой политической реальности, но пока не осознала этого. О политическом «пасьянсе», сложившемся в Бурятии после думских выборов, рассуждает политолог Игорь Пронькинов, член правления Бурятского отделения “Российской партии пенсионеров за справедливость”.

Вот и прошли 15 дней после очередных выборов в Госдуму. Прошла горячка, первых после выборов дней, и настало время разобраться, что же все-таки произошло, и как это может отразиться на предстоящих выборах главы республики в 2017 году.

Только ленивый не называет прошедшие выборы «генеральной репетицией» будущих.   Но для начала хотелось бы вспомнить мою статью «Политический пасьянс» написанную в начале мая, в которой я попытался проанализировать, сложившуюся на тот момент, политическую ситуацию в Бурятии. Читатель может сам убедиться, что большинство прогнозов сбылось.

Я предполагал, что «наверху» принято решение «слить» Слипенчука на выборах, а в дальнейшем «выдавить» из республики. Ход праймериз ЕдРа, а в дальнейшем и избирательной компании подтвердили это. Его вначале вынудили сняться с праймериз, соответственно, он не попал в партийный список ЕдРа. И то, что Слипенчук все-таки сумел пойти на выборы по списку «РОСТА» принципиально ничего не изменило – выборы он ожидаемо поиграл.  Вероятно, в ближайшее время можно ждать дальнейших «накатов» на Слипенчука.

В следующем моем прогнозе говорилось, что победителями думской кампании станут Дамдинов и Будуев, что и произошло. И, если возможный успех Дамдинова можно было просчитать с большой долей вероятности, то в депутатство Будуева мало кто верил. Это стало сенсацией этих выборов.

Кто-то говорит о везении, кто-то о «мохнатой лапе», кто-то о случайности, но, на мой взгляд, все закономерно, и было бы удивительно, если бы этого не произошло.

Не сбылось же следующее.

Не случилось возвращение Айдаева в качестве депутата горсовета. Хотя для этого была прекрасная возможность, нужно было только вовремя договориться в Будуевым о сложении полномочий депутата горсовета. Я уверен, шансы Айдаева выиграть эти выборы в горсовет были очень велики, как и в дальнейшем – возглавить горсовет.

Почему же этого не произошло, мне сказать сложно. Может, Айдаев решил, что «дважды в одну реку не входят». Может, ему настоятельно «рекомендовали» не лезть в эти выборы. Может, еще что-то. Но ясно одно – Айдаев свой шанс упустил и в город он уже не вернется.

Как мы видим, основные тенденции тогда, в мае, удалось «ухватить». Теперь же попробуем продолжить анализ ситуации, сложившейся после думских выборов.

Первый вывод, который хотелось бы сделать – большинство населения республики не хочет голосовать за «варягов».

В сумме «местные» получили 70% голосов; «варяги» – чуть меньше 28%. Совершенно очевидно, что эти результаты – очередной мощный удар по позициям Наговицина как возможного кандидата на пост главы республики в 2017 году.

Кроме этого, результаты думских выборов не ахти – провальными их не назовешь, но и выдающимися тоже. Результаты ЕдРа почти на 10% ниже общероссийских, а у КПРФ, наоборот – на 7% выше.

Очевидно, что такие цифры не обрадовали Кремль, и рейтинг Наговицина в его глазах упал еще ниже, как и вероятность выиграть выборы в противостоянии с Мархаевым. Я писал в майской статье, что Кремль будет искать альтернативу Наговицину в этом споре, и сделал предположение, что ею может стать Халанов. Однако за прошедшие пять месяцев никаких сведений о возможном «пришествии» Халанова так и не появилось.

Тем не менее, политический ландшафт республики кардинально изменился. Фактически 19 сентября республика проснулась в новой политической реальности – правда, еще не осознала этого. На сегодня мы имеем новую фигуру на политическом поле – Дамдинов.

И, если в мае я делал осторожные предположения о его возможном участии в выборах главы в 2022 году, то сейчас, после убедительной победы в думских выборах (37%), можно прямо сказать: республика его поддержала (сыграл свою роль, видимо, и «административный ресурс»). Дамдинов может рассматриваться как реальный кандидат на пост главы республики уже 2017 году.

При этом совершенно не имеет значения – ставит он перед собой такие цели или нет, но его возможное участие в этой выборной гонке будет рассматриваться. И чем ближе выборы, тем чаще. На самом деле позиции Дамдинова в споре Мархаевым даже сейчас выглядят достаточно сильными. Мархаев будет иметь не менее 20% «коммунистических» голосов, тогда как Дамдинов вполне может рассчитывать на «свои кровные» 37%.

Учитывая то, что количество кандидатов в этих выборах будет больше чем два – вероятно 4-5 – то лидеры Дамдинов и Мархаев вместе могут взять до 90% голосов.

Таким образом, исход выборов решит распределение 33% голосов (90-20-37=33) избирателей. Даже если Мархаев сумеет забрать 2/3 этих голосов, это его не спасет (М: 20+22=42; Д:37+11=48) – ему для победы необходимо собрать почти все эти голоса, что выглядит маловероятным.

Мархаеву будет невероятно тяжело нарастить голоса сверх «коммунистических», он может рассчитывать лишь на узкий круг родственников и земляков.

Надо отметить, что Дамдинов выглядит более убедительно даже по сравнению с Халановым. У последнего, как отмечалось в первой статье, два бесспорных преимущества – ФСБ в прошлом, и Ремизов за спиной в настоящем. У Дамдинова – поддержка правящей элиты, для которой он «свой», «близкий» по сравнению не только с Халановым, но и с Наговицыным, так и не ставшим «своим».

За Дамдиновым – система министерства образования, и его знает «народ». Плюсом является и его многолетняя работа в структурах исполнительной власти. К тому же Дамдинов получил положительный опыт личного участия в выборах республиканского масштаба.

Конечно, есть у Дамдинова и слабые места. К ним можно отнести, наверное, не достаточно широкие связи на федеральном уровне, и не совсем ясна в его отношении позиция Кремля, но эти вопросы решаемые, время еще есть. Самая большая проблема Дамдинова в другом.

Нам он известен как чиновник, член команды главы республики, который «вперед батьки не лезет» и «одеяло на себя не тянет». Высказываются даже сомнения в его самостоятельности. Но уже депутатство в Думе, не говоря о должности главы – работа политическая. Дамдинова же, как политика, мы еще не знаем.

Опять же, независимо от того, пойдет или не пойдет Дамдинов на выборы 2017 года, ему необходимо срочно показать себя самостоятельной, политически грамотной и самодостаточной фигурой. Нужно в кратчайшие сроки сформировать, сформулировать и высказать свое отношение по самому широкому кругу политических, социально-экономических проблем республики и наметить пути их решения.

Здесь многое будет зависеть от его команды: насколько творчески, неординарно и оригинально будут они мыслить, какие идеи смогут высказать. Но еще важнее – хватит ли у Дамдинова политической воли и решимости воплотить все это в жизнь.

Кто будет следующим главой Бурятии? Наиболее вероятный претендент – Алдар Дамдинов: 4 комментария

  • 04.10.2016 в 12:42
    Permalink

    Дамдинов? Но,навряд ли.Хотя выдвинуться,- не значит избраться на главу.

    Ответ
  • 04.10.2016 в 16:58
    Permalink

    Какой Дамдинов, какой Халанов, о чем это? Мелки они уж очень. Даже в главы районов не пройдут.

    Ответ
    • 04.10.2016 в 17:45
      Permalink

      Александр, а вот кто его знает… мы убедились на своем опыте, что американские политические технологии у нас работают. Найдет Дамдинов подходящих специалистов — и не факт, что пройдет Мархаев. Тем более что Мархаев совершил ряд тактических ошибок и его успех в 2016-м вполне может обернуться поражением в 2017-м. Сейчас ничего определенного сказать нельзя.

      Ответ
  • 05.10.2016 в 07:18
    Permalink

    Сейчас ничего определённого сказать нельзя

    Ответ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

wp-puzzle.com logo