Воспетая в стихах

« Мама – ты начало начал, сколько ты наказов дала? Мама – ты солнце лучистое, ты – пример в труде. Мама – ты нежная музыка стихов моих, мама – ты начало этой земли» — такими задушевными, проникновенными строками « поет славу» матери своей Долгор Жалсановне ее сын, известный поэт Жорж Юбухаев. Он бесконечно признателен ей,  запомнил маму доброй – « доброте материнской поклон», любящей своих внуков – «нежно обнимаешь внуков своих». С чем сравнить тебя? Нет таких слов, все слова высказаны. «Мама моя – учитель, добрый наставник мой, ценны ее указания, поучения ее всегда мудры»…

Кто она – Долгор Жалсановна Юбухаева? Почему ее сын, член СП РБ, член СЖ РФ, Заслуженный работник культуры РБ Жорж «пел песни» в честь нее? Одна из первых комсомолок, активисток  комсомольского движения  района, член КПСС с 1939 г. участница тыла, передовая доярка колхоза « Путь к коммунизму» — колхоза им. Ленина 40 – 70 г. г., мать 3 детей. Она была ровесницей Великого Октября – родилась в 1914 г. в семье Жалсана Шагжиева. « В детстве у нее не было детства», когда ей едва исполнилось 4 годика, у нее умерла мама. Некому  приласкать, обогреть, прижать к груди. К тому же, ослеп ее отец. Холодно в маленькой  восьмистенной  юрте, пахнет постоянно дымом. Чтобы обогреться, маленькая Долгор  выходила на улицу («каждое утро грелась под солнцем»). Что же делать?

Решение отцом принято – отдать детей в батраки середняку Юбухаеву Гэнэну. И начались годы мучений, унижений, страданий « со слезою и горем пополам». « И стала пастушкой она с собакой Тайгою своей, босиком по траве, по инею шла, обливаясь слезами. Обогреть бы ноги свои». Как? Нет даже истоптанных  гуталов (бурятских сапог). И она находила выход – «сгоняла с места лежащих коров и стояла на этом месте» — ногам чуточку становилось теплее. В такие минуты она ждала… зимы – хоть ноги в тепле, она будет обута (« быстрей бы зима пришла – ноги свои обогреть» ) Беда, говорят, не ходит одна – «сиротинкой осталась она, в мире ином родные ее». Опять мыкать горе. Теперь одной. Вскоре она встретила свою первую любовь – Буду Шойбонова. Казалось, начнутся в ее жизни светлые дни. Но началась Великая Отечественная война – «сложил голову на поле брани ее любимый» в 1942 г. У нее на руках остался сын Володя. Был призван в ряды Красной Армии  и  ее старший брат Дамнин – « есть город Черемхово, нет дяди, ушедшего оттуда. Он остался вечным солдатом. Прах его в Европе далекой – утратою сердце стынет »-  напишет племянник Жора после долгих  поисков в архивах  пропавшего без вести дяди. Не ожесточилось сердце Долгор, не проклинала она судьбу – « только крепче выходила из огня». Спасение она нашла в труде. « Наша мама дояркой была – целый день дела и дела» — труд доярки был очень тяжелым: двухразовая или трехразовая дойка коров, подвоз сена, соломы, уход за телятами, кормление —  и так целыми днями. « Светлую зорьку работой встречала», «усталая мать, дверь,  притворив  тихонько, на вечернюю дойку идет» —  и так каждый день, каждый год. Она проработала дояркой 40 лет.  « За 40 лет дояркой ты надоила столько ведер молока, что сравнимо со  звездами на небе» — пишет в сборнике « Начало» ее сын. «Мне хотелось облегчить ее тяжелый труд, я маме помогал из последних сил, тянул соски коровы, к ним подпускал телят». « Песенка струек молочных звучала» ровно 40 лет. Кто первый в труде, тому слава везде —  она награждена многими грамотами, была участницей сельскохозяйственных выставок в районе, республике, стала лучшей дояркой по итогам 1959 г. Так, за этот год надой на одну фуражную корову составил 2037 литров молока. Не зря Долгор Жалсановне в 1966 г. была назначена правлением  колхоза им. Ленина персональная пенсия  в размере 40 рублей – это было хорошим подспорьем к зарплате.  Она была всегда впереди,  дети  гордились мамой, и  когда она « пела, погоняя в телеге коня, груженной пахучей соломой»

В трудах и заботах прошла ее жизнь «Мать моя с вечера напролет кроила и шила из тонкого ситца» — ведь детей у нее было трое. Все они получили высшее образование: Володя стал учителем, дочь Дарима – зоотехником, Жорж после окончания БГПИ стал работать учителем родного языка, оседлав Пегаса, стал  известным поэтом Советского Союза, России.  Им издано 7 поэтических сборников (восьмой сборник издан после его смерти).  « Всегда был теплым очаг у нее, и еда всегда на столе. И густой зеленый чай, дававший много сил. Лепешки, испеченные на печке.   Кислое квашеное молоко, утолявшее жажду». Молчаливые свидетели ее неустанных трудов – « иибиин зѳѳринγγд» — наперсток, веретено, шило, маслобойка, кочерга, колыбель. Жорж Долгорович вспоминал: « Когда вижу эти предметы, невольно думаю о маме.  Передо мной встает ее образ. Хоть и был наш дом маленьким, с низеньким потолком, это был отчий дом, в котором прошло мое детство, в котором я жил долгие  годы, « творил, выдумывал, пробовал». Именно здесь  ко мне приходило вдохновенье».

Долгор Жалсановна – человек — легенда. Неустанным ежедневным трудом она украсила свою жизнь. Она обладала, по словам  сына Жоржа, «божественной мудростью, простотой души, сердечной щедростью». Такими стали все ее дети, внуки.

Ее жизнь воспета в сонетах, поэмах, стихах.

Г. Г. Шахмалова.

село Торы. Май 2016 г.

Воспетая в стихах: 4 комментария

  • 25.05.2016 в 02:46
    Permalink

    В последний раз я видела Жорж Долгоровича во время косьбы. Проходила мимо их двора и остановилась поздороваться. Жорж Долгорович с племянниками ворошили сено. Палило солнце и меня пригласили пройти в тень дома. В доме было прохладно. На столе у окна лежали исписанные ровным почерком блокноты и тетради, плюсовые очки и газета «Саяны» с рубрикой литературного общества Мунко-Саридак.
    — Вы счастливый человек, Жорж Долгорович,-сказала я, глядя на рукописи.
    — Ты так считаешь? — как-то с сомнением, но с улыбкой отозвался Жорж Долгорович.
    Я знаю, что он был счастлив. Скорее, он был не уверен, что мне доступно понять его счастье. Правда, была у него одна очень заповедная тоска — тоска по сыну. Он протянул мне свои стихи, обращенные к его сыну… Это не были строки полные надрывного сожаления. Он говорил с сыном, словно тот продолжал жить….
    Жорж Долгорович до последнего дня оставался предан своей семье. Возможно, здесь не место писать об этом сокровенном, но то, что человек способен так искренне продолжать любить вновь поразило и я вновь нашла подтверждение тому, что человек счастлив. Жорж Юбухаев был Поэтом и это обьясняет все.
    Из нашего недолгого разговора я поняла, что он большой человеколюб и потому с болью воспринимал наш людской мир с его измененными ценностями, неспособностью остановиться и принять божественное в ее природе, ведь оно здесь — рядом…
    -Почему мы гоняемся за призрачным? Ведь оно здесь. Утром встаешь и вдыхаешь чистый воздух, аромат душистого сена…манай Саян уулые удэр бури хаража байхада ямар гое юм гээшэб.
    — тиигэд таанар ехэ жаргалтай байнад- гэжэ, би хари газарта байган хун hананаб.

    Галина Гармаевна, спасибо Вам огромное за статьи!
    Наша земля в большинстве своем рождает хороших людей. Вы помогаете нам их увидеть и ценить.
    Очень хотелось бы увидеть из под Вашего пера статью об учителе химии и биологии Вере Георгиевне Храмцовой. Профессионале и неординарном человеке.
    О семье учителей Баклановых.
    На днях не стало Ханды Аюшеевны Хореновой….
    И конечно, побольше о ныне живущих.
    Спасибо Вам!

    Ответ
    • 26.05.2016 в 03:50
      Permalink

      Наталья- это вы продолжаете из Японии писать? Значит вы родом
      Торская? Может случайно знаете Марину Яровую Павлову- живет
      в Токио, через тамошнее землячество?Хороший отзыв о Жорже.Ю

      Ответ
  • 26.05.2016 в 09:09
    Permalink

    Доброжелатель, доброго Вам дня! Да, я из села Торы. Марину не знаю. Если она еще и наша землячка, буду рада познакомиться:)

    Ответ
  • 26.05.2016 в 10:16
    Permalink

    Мы с Жоржем Долгоровичем в свое время долго и плодотворно работали, жаль, почти ничего из совместной работы не осталось. К моему первому сборнику он написал предисловие…
    Была совместная мечта о том, чтобы издать книгу лучших стихов лучших тункинских поэтов на русском и бурятском языках (текст — хороший перевод, с бурятского на русский, с русского на бурятский) и чтобы раскладывалась она как старые книги, сверху вниз. Но увы, накрылось все большим и ржавым, потому-что власть и деньги по жизни ходят мимо литературы.
    А сейчас — тем более.

    Ответ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

wp-puzzle.com logo