Великое нефритовое противостояние

Иркутский нефритовый бизнес планирует построить в Тункинском районе перевалочную базу для сбыта незаконно добытого нефрита на месторождениях в Оке.

Иркутский след

Нефритовая тема в Бурятии в последние годы остра как никогда. Кражи, разбойные нападения, убийства, рейдерские захваты, хищения, всё это часто бывает напрямую связано с зеленым золотом республики. Криминогенная ситуация настолько тяжелая, что на нефрите в Бурятии, как минимум, “погорели” два министра МВД. В Иркутской области дела с нефритом обстоят не лучше, с той лишь поправкой, что в самом регионе его не добывают. Присутствие иркутского легального и не очень бизнеса в нефритовой индустрии Бурятии, если так можно назвать, очень велико. Иркутяне тоннами вывозят камень из Муйского, Баунтовского и Окинского районов. Иркутский рынок нефрита считается самым крупным. Судя по последним публикациям в сми, нефритовая тема интересует в Иркутске многих, начиная от воров в законе, заканчивая депутатами ЗакСа и чиновниками администрации губернатора Левченко.

Одной из точек криминогенного напряжения в последние годы стала Ока, именно там, с частотой примерно раз в полгода, происходят крупные столкновения. Как и богатый нефритом Муйский район, Окинский находится ближе к Иркутску, нежели к Бурятии, и геологические институты, которые первыми начинали нефритовую разведку еще в 70-х годах 20 века, а в 90-х начали заниматься бизнесом, тоже были иркутские. Например скандальная компания “Байкалкварцсамоцветы”, на счету которой несколько кровавых эпизодов, последний из которых случился в августе сего года, когда в перестрелке с охранниками предприятия погиб молодой житель села Орлик.

Кровавый нефрит

Стычки между иркутянами, добывающими нефрит в бурятской Оке, и местными жителями происходят довольно часто, однако, примерно два года назад произошло из ряда вон выходящее событие с двумя трупами и отставкой министра МВД Бурятии Зайченко. Газета “Номер один”, со слов информированного источника, тогда сообщала:

“После смерти вора в законе Темури Мирзоева, племянника деда Хасана, в криминальной нефритовой сфере начался передел. Иркутянам, которые в Оке представляли интересы Мирзоева, не понравилось желание местных расширить свою долю в этом бизнесе. В качестве весомого аргумента серьезности своих намерений горцы продемонстрировали вооруженных сотрудников МВД. Не секрет, что местная полиция часто в доле с черными копателями. По крайней мере дорожный ясак уплачивается регулярно. Начиная с поста на Белом Иркуте по всему району взимается дань, иначе как копатели провозили бы многотонные машины с камнем? Дорога- то одна. Предположительно, в стычке участвовал республиканский отряд СОБРа, который поддержал окинцев. В результате погибло два человека- житель Иркутской области и молодой человек из Гусиного озера (Бурятия)”.

Данное событие поставило на уши федеральные структуры, в Бурятию прибыли московские специалисты, которые нашли доказательства причастности бурятских правоохранителей к нефритовой разборке и к системной контрабанде незаконно добытого нефрита. Министр был отправлен в отставку, ряды зачищены, а меры по противодействию контрабанды в Окинском и Тункинском районе ужесточены. Теперь вывезти окинский нефрит “без документов” практически невозможно. Что никак не устраивает криминал, в первую очередь иркутский, который теряет на этом гораздо больше, чем местные.

Тунка — последний рубеж

Единственно возможный трафик нефрита в Иркутскую область — это дорога Култук-Монды, которая проходит по территории Тункинского района. Тунка вообще по своему географическому положению идеальный трансграничный перевалочный пункт. Так думает и иркутский нефритовый бизнес. О планах иркутян превратить Тункинский район в перевалочную базу для своего нефрита, известно давно. Ока — слишком глухое и слишком неспокойное место для хранения нефрита. Однако, все предыдущие попытки “договориться” с властями ни к чему не привели, поэтому иркутяне решили действовать другими методами.

Необходимо понимать, что нефритовый бизнес настолько же доходен, насколько и криминален, а лобби всех этих процессов просто фантастически богато. Стоит вспомнить эпизод с учредителями “Байкалкварцсамоцветов”, чьи счета были арестованы, страшно подумать, в Австралии. Официальная прибыль предприятия всего около 3,5 миллионов рублей в год. Но на счетах хозяев предприятия в Австралии были заморожены десятки миллионов долларов. Именно из-за несоответствия сумм, указанных в декларациях о доходах и находящихся на счетах, деньги и были арестованы, с подозрением на нелегальность таких доходов. По данным австралийских сми, иркутские нефритчики тратили миллионы долларов на роскошный образ жизни за границей. Их траты включали: проживание в отеле Jumeriah Beach Hotel в Дубае ($7 933); на курорте Forte Vintage Resort в Сардинии, Италия ($33 156); в отеле Excelsior в Венеции ($18 193); в отеле Le Montreux Palace hotel в Швейцарии и в Le Meridien и на пляже Пхукет в Таиланде ($41 004)» и т.д. При этом деньги переводились из китайского Гонконга.

Сегодня в Иркутской области новая власть, к управлению регионом пришел бизнесмен — коммунист Сергей Левченко, чьи бизнес интересы, по данным сми, весьма разнообразны. Есть ли среди них нефритовая отрасль, сказать сложно. Однако, внезапная и неприкрытая поддержка одного из кандидатов в главы Тункинского района, занимающегося добычей полезных ископаемых, наводит на определенные мысли. Страшно подумать, на что способны эти, обладающие нехилым материальным ресурсом, люди, если получат в руки еще и власть.

Тункинский район давно уже не просто лакомый туристический кусок для иркутского бизнеса. Бурятская земля гораздо богаче, чем кажется. И всегда найдутся люди, готовые эти богатства присвоить. Специалисты отмечают, что нефритовые войны за бурятский нефрит еще впереди, и если не остановить это сейчас, мы уже никогда не сможем называть себя полноправными хозяевами своей земли.

Интернет — журнал «Республика»

Поможем сайту!

Великое нефритовое противостояние: 3 комментария

  • 20.01.2016 в 16:34
    Permalink

    3,5 рублей в год??? вы что они 3,5 млн в день зарабатывают. С окинцами договориться не просто, они агрессивные, правильные,жесткие мужики. А тунку можно через «хойтогольца» и компанию, который аршан скоро продаст нахер под нож пустить!

    Ответ
  • 21.01.2016 в 16:35
    Permalink

    Лучше пусть Тункинцы и Окинцы зарабатывают, чем москвичам, которые поддерживают одного из кандидатов под #6, весь нефрит будет в Москве, а оно нам надо? Итак все бабло рекой четет туда, а мы перебиваемся какими то 7- 8 тыс рубликов

    Ответ
  • 23.01.2016 в 07:15
    Permalink

    Спросите у мужиков как они этот камень добывают и сбывают. Почти везде дань бандитам , через раз иркутянам. Вот кто вкладывает столько бабла в местного хозяина сети магазинов. У и.а. своих деньги только на дору с аркашей хватило бы. А бабки на агитацию там кидают не хилые

    Ответ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

wp-puzzle.com logo